Marchmont network: новости бизнеса | конференции | консалтинг
Marchmont blog Eng | Рус

понедельник, 28 февраля 2011 г.

Чтоб у взяточников мурашки побежали…

Госдума рассматривает внесенный президентом Медведевым законопроект о введении штрафа взяточникам в стократном размере по отношению к сумме взятки. На первый взгляд, достойнейшее начинание для коррумпированной России. Но принесет ли оно изменения к лучшему?

Тема важнейшая: в состоянии ли будет когда-либо Россия одолеть громадную коррупцию на всех уровнях? Многие задаются вопросом, как это сделать, какие механизмы могли бы снизить уровень взяточничества и сделать страну более привлекательной для иностранных инвестиций.

Мне думается, что прежде чем ответить на вопрос «как», нам нужно понять, ПОЧЕМУ в России исторически столь высокие уровни коррупции, каковы основные причины явления. Необходимо понять ЭТО, и только через это создавать впоследствии законы, которые снизят взяточничество.

Я считаю, что основной причиной коррупции является то, что на протяжении фактически всей своей истории Россия была и остается классической сырьевой экономикой с централизованной вертикалью управления. В этом типе хозяйствования создалась особая юридическая схема, традиционно защищающая тех, кто «рулит» ресурсами страны. Закрепляя за последними право быть над законом, эта схема волей-неволей принуждает все остальное население жить под законом – или вне его.

Таким образом, речь идет об основополагающих принципах права. Проведу параллель с защитой прав интеллектуальной собственности.

В странах с подлинно инновационным типом экономики наказание за нарушение этих прав очень суровое. К примеру, в США многие мелкие фирмочки и даже индивидуальные предприниматели могут судиться по вопросам интеллектуальной собственности с транснациональными корпорациями и выигрывать буквально миллиарды долларов. Аналогично и в других сильных инновационных кластерах, таких как Израиль, Финляндия, Сингапур. Такими штрафами, как там, можно довести до банкротства крупнейшие компании планеты.

А вот в Китае и ряде других развивающихся рынков ключевая проблема в том, что у них наказание исключительно либеральное. Цена за нарушение закона крайне низка, и трудно ожидать, что с такими малыми штрафами человек воздержится от рецидива. Я читал в какой-то статье недавно, что максимальный штраф, когда-либо назначенный в России за нарушение закона об интеллектуальной собственности, составил всего 125 тысяч евро.

На все сто процентов согласен с новыми законодательными инициативами об усилении наказания тем, кто уличен в коррупции. Необходимо кардинально пересмотреть сами подходы к теме воздаяния за взяточничество. В этом плане предложение президента Медведева вполне вписывается в идею создания невыносимых условий для тех, кто не брезгует такими практиками.

Общество ведет себя в соответствии с принятыми им же законами. Если законы слабые, люди этим пользуются и сами себе устанавливают правила. Сильные же законы способны управлять обществом, что укрепляет доверие между его субъектами. Аналогично, если слабы институты, призванные поддерживать рыночную экономику и демократию, система не будет работать так эффективно, как в странах, где мощные стимулы для положительной деятельности и не менее мощные барьеры на пути тех, кто занимается деятельностью негативной.

Закон – это инструмент, вырабатываемый обществом, чтобы самому себя регулировать. И поэтому, если общество в целом желает создать рыночную экономику с сильными демократическими институтами, люди, ответственные за законотворчество, обязаны разрабатывать и писать законы правильно, «обкатывая» их ежедневно на всех уровнях – от локального до федерального.

Россия как раз проходит сейчас через эту очень важную фазу. Если взять, скажем, США, то тамошняя система юриспруденции эволюционировала в течение 200 лет. У России на это было не больше двадцати. Время совершенно недостаточное, и вполне понятно, что люди, пишущие здесь законы для бизнеса, зачастую вообще не имеют никакого бизнес-опыта. И как же можно ожидать от них понимания, как тот или иной закон «аукнется»?

Создание базовой структуры закона для бизнеса – лишь первый шаг. Дальше необходимо копить факты, как этот закон работает на практике, причем учитываться должны как удачные, так и провальные его стороны. Это поможет адвокатам, прокурорам, судьям приобретать опыт, чтобы видеть, как плохо прописанный закон проявляется на множестве осуждаемых обществом негативных примеров.

И, в конце концов, неработающий закон не способен мотивировать людей, а значит государство не подвигнет их к тому, что декларирует необходимым: например, к инвестированию в инновации. Но если законодательная база в порядке, инновации и инвестиции не замедлят явиться.

Итак, обречена ли Россия навечно на громадную коррупцию? Нет. Я верю, что через укрепление законов, усиление наказания за обман и умножение стимулов для нормального бизнеса, а также через перевод экономики с торговли всем и вся на инвестирование в инноватику и технологии, в России будет достигнута критическая масса усилий по изменению страны как системы. Люди тогда обретут способность вести честные переговоры, а если на их пути возникают неравные условия, они будут знать, как эти условия уравнять.

Когда люди доверяют закону, их договоренности в бизнесе идут в рамках закона. Если нет – дела делаются «под ковром». Таким образом, ужесточая законы против взяточничества, вы усиливаете фундамент. Каждый закон подобен кирпичу в основание новой системы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий