Marchmont network: новости бизнеса | конференции | консалтинг
Marchmont blog Eng | Рус

понедельник, 25 октября 2010 г.

Надо просто быть лучшим

Михаил Трейвиш, глава агентства мониторинга OmniGrade и член Консультационного совета компании «Марчмонт». С ним можно связаться по адресу tre_mi@omnigrade.com.

Я недавно вернулся из Мадрида, в котором не был три года. Бросилось в глаза явно увеличившееся количество нищих на улицах, да и улицы стали убираться гораздо хуже. В общем, налицо все признаки того, что Испания никак не справится с финансовым кризисом, принесшим ей 17-процентную безработицу и сомнительную принадлежность к сообществу «больных экономик» Европы, не очень политкорректно называемых PIIGS.

Но есть в Испании счастливое исключение, особенно весомое на фоне финансового неблагополучия вокруг. Это банк Santander, совсем недавно ставший крупнейшим банком еврозоны по капитализации – и без государственных вливаний (а, может, как раз благодаря этому), в отличие от многих более именитых европейских коллег. И теперь Santander – не только гордость испанцев, но и их надежда.

Пример «Сантандера» – это доказательство того, что все люди равны. Равны в том смысле, что у каждого из нас есть шанс стать предпринимателем и построить лучший в мире бизнес независимо оттого, есть ли в его стране, его провинции или его деревне соответствующие традиции и соответствующая известность.

Микрофинансирование пришло как вид бизнеса из Бангладеш; крупнейшей телекоммуникационной компанией стала в свое время Nokia из «глухой» до того (в сфере высоких технологий, разумеется) Финляндии; одним из крупнейших в мире (и крупнейшим, например, в Германии) поставщиком антивирусных программ стала Лаборатория Касперского из «сырьевой» России.

И ведь не так сложно стать первым в мире – надо просто быть лучшим. А для того, чтобы быть лучшим, надо быть смелым и осторожным. Смелым – в придумывании новых идей и новых продуктов, осторожным – в выборе партнеров и расходовании ресурсов. И если твоя компания стала первой в мире, то она автоматически будет первой, например, и в Нижнем Тагиле. Вот обратное не всегда верно.

Я, например, тоже предприниматель, управляющий пока небольшим рейтинговым агентством, и я пытаюсь его сделать первым в мире просто за счет того, чтобы сделать его лучшим, чем, к примеру, Standard & Poor’s или Moody’s.

Некоторое время тому назад я встречался с директором одной из российских фабрик мороженного. Его предприятие пытается завоевать европейский рынок – тоже потому, что считает свое мороженное лучшим в Европе (сертификаты соответствующих служб ЕС уже получены). Я могу приводить еще много разных примеров, известных мне, но наверняка еще большее количество примеров мне неизвестно.

Джек Уэлч, легендарный американский бизнесмен и автор множества публикаций, во время своего последнего приезда в Россию говорил о том, что главное, чего не хватает российским предпринимателям, – это смелость. Вот эти примеры и нужны для придания смелости. А осторожности нас и так учит сама жизнь.

понедельник, 18 октября 2010 г.

Недурно, мистер Шварценеггер!

Неделю назад мне посчастливилось повстречаться в Москве в резиденции американского посла «Спасо-хаус» с большой группой венчурных инвесторов, промышленников и деловых людей, прибывших во главе с губернатором Калифорнии Арнольдом Шварценеггером из американской «Кремниевой долины».

Событие, скажу вам, впечатляющее. Если честно, я ехал на мероприятие, задаваясь вопросами: зачем Шварценеггер приехал в Россию, и как ему удалось собрать всех этих людей? Своей речью он дал мне ответы.

По его словам, когда летом он принимал в «Кремниевой долине» президента Медведева, российский лидер был «под впечатлением», а калифорнийский губернатор «понял», что перед ним «мечтатель и провидец», и с гордостью представлял президенту и его окружению достижения штата и «Долины». После чего г-н Медведев протянул ему руку и пригласил посетить Россию с ответным визитом.

Как известно, между двумя странами идет «перезагрузка», и президент Медведев повышает уровень отношений, ставя во главу угла вопросы инновационного развития. Да, в этих отношениях сохраняются «острые края», но в данном вопросе у обеих стран есть возможность совместно решать глобальные проблемы. Это укрепит экономику как США, так и России.

Губернатор Шварценеггер без обиняков заявил: он в России, чтобы продвигать калифорнийский бизнес. В этом ничего зазорного нет, тем более что в его штате огромное количество программистов и предпринимателей из России, которые не только живут там, но и строят деловые связи между Калифорнией и своей родиной.

Всем известно, какую существенную роль сыграли в развитии «Кремниевой долины» выходцы из Индии и Китая. Очевиден тот факт, что этот инновационный кластер добился таких успехов во многом благодаря тому, что последние полвека он открыт для иммигрантов с развивающихся рынков всего мира.

Но тенденция такова, что многие из этих людей возвращаются в свои родные страны – кто временно, а кто и навсегда. Так делают индийцы, так делают китайцы. Последние даже запустили у себя дома щедро финансируемые государством инновационные программы «Морская черепаха» и «Чайка». И совершенно ясно, что тенденция распространяется и на русских. Таким образом, президент Медведев хочет по примеру китайских коллег поддерживать этот процесс.

Г-н Шварценеггер понимает, что в интересах его штата способствовать развитию сотрудничества между американской «Кремниевой долиной» и ее российским аналогом в Сколково – на ближайшие годы образцом и вектором инновационного развития повсюду в Российской Федерации.

Нет сомнения, задача «пропиарить» Сколково тоже стояла. Одно дело, когда в страну приезжает группа мало кому здесь известных венчурных инвесторов, и совсем другое – когда во главе делегации культовая голливудская персона, по сути, мировой бренд. Он добавляет престижности и веса всей группе. Это понимали прекрасно оба лидера.

Но главное – это то, какой сигнал хотели дать приехавшие и принимавшие. А сигнал такой: уровень рисков должен понизиться с обеих сторон, тогда можно ожидать развития партнерств в научно-технических отраслях. Возглавив американскую делегацию, Арнольд Шварценеггер, не исключено, хотел показать своим соотечественникам, что для калифорнийцев Россия интересна. Это и сигнал россиянам: раз здесь сам губернатор штата, значит Калифорния воспринимает Сколково и все, происходящее вокруг, всерьез. Обе стороны заинтересованы в деловых контактах, сулящих прибыли.

Уверен, что по результатам визита в Россию дома, в Америке, будет вереница интервью и репортажей. Венчурных гуру из «Долины» будут спрашивать: «Что вы думаете о России?», «Сколково – это просто надувание щек или реальный проект?». Я лично беседовал со многими из этих людей; они на самом деле ищут реальных возможностей начать бизнес с Россией. Они задавались вопросами, что Россия делает для строительства инновационной экономики, что требуется от американских деловых кругов, чтобы в этом поучаствовать. Этим людям интересны перспективы создания российско-американских венчурных партнерств, структур частного капитала для выведения на рынки США российских инновационных проектов.

Что это – голливудская профанация вокруг очередной «потемкинской деревни»? Нет, не думаю. Время – деньги, и ведущие венчурные бизнесмены США – не мальчишки, чтобы просаживать на подобной чепухе и время, и деньги. Я вижу в этом серьезную веху на пути к той самой «перезагрузке» и считаю, что калифорнийский губернатор поступил мудро, «осенив» делегацию своей репутацией. Молодец!