Marchmont network: новости бизнеса | конференции | консалтинг
Marchmont blog Eng | Рус

среда, 9 марта 2011 г.

Зачем каждому россиянину Интернет быстрее, чем у Барака Обамы?

Немного найдется в мире стран, так много говорящих о модернизации и инновациях, как нынешняя Россия. Реальность, правда, несколько отличается от заявляемых целей. Между желаемым и воплощением желаемого все еще труднопреодолимая пропасть. В то время как один только Microsoft выдает за год три тысячи новых патентов (данные прошлого года), двадцати двух крупнейших госкорпораций России суммарно хватает всего на одну тысячу – не показательно ли?.. Подумалось, а станет ли вообще модернизация чем-то большим в России, чем политическая мантра, которую без устали повторяют президент и премьер…

Читал я недавно одну интересную статью про Южную Корею.

У всех стран разные стратегии развития, и вопрос всегда в том, куда стратегия ведет. Южная Корея выбрала для себя путь лидера инноваций и технологий, и вот недавно одному молодому преподавателю выделили бюджет в 25 млрд долларов на увеличение скорости доступа в Интернет для всех южнокорейских семей до 1 Гбайт/с. Когда об этом узнал американский президент, он вынужден был признать, что при таком развитии событий у каждой семьи в Южной Корее будет более быстрый Интернет, чем у Белого дома. Я так полагаю, что речь идет о впечатляющих скоростях, и в своих блогах на Twitter или Facebook любой житель Южной Кореи сможет загружать файлы за одну десятую миллисекунды, в то время как Барак Обама – за целую миллисекунду.

Это острейшая конкуренция, и спрос на большую эффективность жизни внутри страны – катализатор развития этой страны. Россия приняла эту новую мантру, и хорошо, что она так сделала, потому что другого выбора у страны нет. Надо присоединяться к процессу.

Но теперь пора демонстрировать и результаты. Ведь нынешние молодые не потерпят десятилетий стагнации, как было в брежневскую эпоху. Мы живем в открытом мире, Россия более не является подводной лодкой подо льдами Арктики. Страна ведет бизнес со всеми, и молодежь это знает.

Конечно, существует мощная оппозиция вступлению в ВТО, реальной защите интеллектуальной собственности, модернизации и пр. И это понятно: с наступлением подлинной модернизации ее противники рискуют потерять слишком много. Ведь люди делают деньги и в светлые, и в смутные времена, и в застой, и в перестройку. Кто-то никогда и не прекращал их делать. Вопрос только в том, кто они, эти люди, как много они зарабатывают, а еще – к какому поколению принадлежат.

Мне кажется, что пока высшее руководство страны подталкивает молодежь к тому, чтобы стать «толкачами» модернизации. Но придет время, и придется не только подтвердить верность курсу, но и отчитаться ощутимыми результатами.

В 70-е годы прошлого века подобную неблагодарную работу взвалила на себя в Британии Маргарет Тэтчер. Господи, да против ее планов модернизации экономики ополчились тогда буквально все: и профсоюзы, и Академия наук, и политическая и интеллектуальная элиты! Но она продолжала неустанно, день ото дня, «петь свою мантру» на телевидении для всех, кто утруждал себя тем, чтобы послушать ее. И со временем набралось достаточное количество людей, поверивших ей, и стала возможной реализация ее планов. Она провела нужные ей законы, изменила менталитет и заложила основы для создания нового общества.

А готова ли политическая элита России твердо идти заявленным курсом? Заявить курс – это, конечно, прекрасно, но если через пару лет эта мантра сменится новой и возникнет какая-то еще идея, тогда все безнадежно. Если же путеводная звезда не сменится, если будут приняты нужные законы, которые дадут инноваторам и инвесторам стимул вкладываться в модернизацию экономики, если благодаря налоговой политике владельцы бизнесов в России будут заинтересованы в инвестициях в собственные активы, что создаст внутренний рынок инноваций, – вот тогда у страны будет более чем реальный шанс стать со временем инновационным лидером планеты. Креативность в народе всегда была и никуда не делась, инновации возможны. Да, барьеры, в том числе культурные, пока высоки, но потенциал сохраняется.

Итак, нужен ли каждой южнокорейской семье доступ в Интернет на скорости 1 Гбайт/с? Конечно, нужен. И американской нужен, и российской. А что при этом такие закрытые страны, как Куба или Северная Корея? Они усугубляют свое отставание.

Страны, которые продвигаются вперед, будут продвигаться ускоренными темпами. Те же, кто задержался в прошлом, продолжают терять шансы когда-либо из него выбраться. Нет у России альтернатив, кроме присоединения к лидерам. А это означает инвестиции не только в приличные дороги, на которых не перевернется грузовик и люди в состоянии будут проехать из точки А в точку Б, но и в инфраструктуру в широком смысле: в энергосети, в электронные сети, в Интернет, пр. Инфраструктура экономики XXI века – это в первую очередь легкость и скорость в перемещении людей и информации.

Если Россия подкрепит свои заявления – назовите их мантрой, если хотите, или лучше заявленной стратегией – реальными деньгами, настоящей инфраструктурой и работающими законами, привлекающими частные инвестиции, у страны будут все возможности для того, чтобы добиться успеха. Я желаю ей этого.

1 комментарий:

  1. Why again do Russian individual Internet subscribers need gigabyte per second download speeds?

    If you want to look for an infrastructure project for the Soviet Union to invest in, why not build a second Trans-Siberian railroad that is further back from the Chinese border? We could call it "BAM" because it will have a big impact on the Soviet economy. Whether anyone actually needs it or not.

    ОтветитьУдалить