Marchmont network: новости бизнеса | конференции | консалтинг
Marchmont blog Eng | Рус

пятница, 13 августа 2010 г.

Региональные инновационные кластеры: роль и место высших учебных заведений

Слова об инновационной экономике звучат в последнее время очень часто и в разных контекстах. Но эти слова не всегда раскрывают суть того, о чем речь и что нужно сделать. Постараюсь изложить свое видение того, что это значит.

На первом месте я вижу создание инновационной экосистемы. Понятие это емкое, сюда же входит и понятие инновационной культуры. Это среда. Если мы будем продолжать создавать инновационную экосистему в среде, подогнанной по-прежнему под сырьевую экономику, среда отторгнет наше новшество. Для создания инновационной экономики необходимо создание инновационной среды.

Последнее включает много параметров. И первый – обучение молодежи. Я убежден: надо обучать уж если не с детского сада, то обязательно со школы. Дети должны знать, что их ждет в будущем.

С некоторых пор вектор сменился: опросы показывают, что молодежь хочет идти в чиновники. На специальности госслужбы огромные конкурсы – в отличие от предпринимательских факультетов. Опросы также показывают, что для многих предпринимательство – это некое интересное хобби, но никак не жизнь. Быть предпринимателем факультативно нельзя. Это примерно то же самое, что боксер по переписке. Или ты предприниматель и отдаешь этому всего себя – или ты просто, как говорил капитан Жеглов, «погулять вышел».

Очень важный для создания системы момент – это финансирование. Известно, что, скажем, в США венчурные инвестиции составляют примерно 2% от общего объема инвестиций в стране, но: предприятия, выросшие из венчурного бизнеса, дают в Штатах работу более чем 20% населения. И это показатель более важный, чем объем инвестиций: он свидетельствует о том, что вклад венчура в ВВП гораздо больший, чем эти самые 2%.

Отсюда следует простой и логичный вывод: эффективность этих инвестиций в разы выше, чем любых других. Необходимо создать систему именно венчурного инвестирования.

Следующий очень важный параметр – создание условий для возникновения инновационных идей. Со всех трибун говорят, что в России очень много инновационных идей. К сожалению, это не так. В России масса научных разработок, но инновационных идей, имеющих перспективу коммерциализации, очень немного. Необходимо создать среду, некий «суп», где будут «вариться» люди, способные создать идеи, у которых есть коммерческое будущее: предприниматели, инвесторы, консультанты.

У нас все финансирование НИОКР всегда предназначалось для фундаментальных исследований, и поэтому у нас до сих пор лучшие математики, превосходные физики. Зато мало инновационных идей, имеющих перспективу монетизации.

Инфраструктура поддержки. Это всем знакомые слова: бизнес-инкубаторы, технопарки, центры трансфера технологий. Все эти слова знают, много попыток их создать, много в это закопано денег, а эффективность этих структур крайне низка.

Существует четыре уровня технопарков, и мы, к сожалению, находимся на первом, в лучшем случае переходим на второй. Что это? Это когда технопарки сдают в аренду площади. Лучшие наши технопарки, на которые все равняются, просто сдают площади крупным компаниям. Это не инновационные технопарки современности, там нет системы содействующей коммерциализации проектов.

И, наконец, кластерный подход. На мой взгляд, сегодня ничего лучшего в мире не придумано. Именно этот подход позволяет развивать инновационную систему, создавать технологические и бизнес-инновации. Неважно, как мы это назовем – наукоградом ли, зоной ли: там, где такой подход есть, инновационные проекты коммерциализуются, создается инновационная экономика.

«Земля обетованная»

Существует несколько моделей инновационной экономики, и разные страны и города исповедуют разные модели. Есть так называемое «специализированное предприятие», есть «закон больших чисел», есть также модель, называемая «крупной экосистемой».
Но для России очень подходит модель, которую можно назвать «земля обетованная». Главный ее принцип – отдача от сообщества интеллектуалов. Все наши наукограды – Академгородок в Новосибирске, Дубна, Саров и пр. – все это центры «земли обетованной».

Сегодня в мире несколько ярких представителей кластеров, работающих по этой системе. Это «Кремниевая долина» (США), Бангалор (Индия), Торонто (Канада), Хельсинки (Финляндия).

Российская «Кремниевая долина»

У нас создают некий аналог американской «Кремниевой долины», но вот только как неудачно в свое время перевели с английского термин («Силиконовая» вместо «Кремниевая»), так, к сожалению, не очень удачно экстраполируют на нашу почву и суть. Я говорю о Сколково.

Я готов поспорить с любым и через пять лет спор выиграть. Сущности «Кремниевой долины», какой она была в прототипе, не будет.

А сущность проста, и она в следующем. Американская «Долина» сформировалась стихийно вокруг Стенфордского исследовательского и промышленного парка, состоящего из трех мощнейших университетов: Стенфордского, Калифорнийского (Беркли) и университета Сан-Франциско. Также в парк входили крупные лаборатории и компании, которые и создают систему. Это не только технологически ориентированные компании (их 52%), но и компании, предоставляющие услуги. Они составили до 46% и представлены компаниями, оказывающими финансовые услуги, юридическими фирмами, консалтинговыми компаниями. И помимо интернет-компаний есть рестораны, кинотеатры, пр.

Эту информацию я передал, чтобы ни у кого не возникало ощущения, что вот как только там, в Сколково, будет много ученых и много идей, так сразу будет и «Кремниевая долина». Нет. «Кремниевая долина» - это сочетание технологических и обслуживающих компаний. Это и венчурные институты, и юристы, и консультанты, и все остальное. Без этого не было бы конечного результата.

Многие считают, что продукт – это идея. Это заблуждение. Идея – всего лишь сырье. А из этого сырья можно сделать и «конфетку», и, извините, что-то совсем другое…

Комментариев нет:

Отправить комментарий