Marchmont network: новости бизнеса | конференции | консалтинг
Marchmont blog Eng | Рус

пятница, 22 июня 2012 г.

О рейтингах, московских заводах и перспективах «жизни на трубе»


По результатам марта – мая 2012 года фонд «Петербургская политика», Российская академия народного хозяйства и госслужбы при президенте и РБК daily составили сводный рейтинг инновационный активности регионов.


Номером первым представлена Новосибирская область. В прошлом рейтинге в конце зимы она была третьей. Эксперты охарактеризовали инновационную активность региона как «высокую и сбалансированную», в первую очередь оценив проект создания сибирского аналога Сколково. Второе место в рейтинге получила Москва, вообще не присутствовавшая в предыдущем топ-5 регионов и не попавшая в число лидеров по итогам всего 2011 года. Тем не менее, весной в Москве наблюдалась значительная активность в инновациях и реорганизации промышленного сектора. Красноярский край, лидер предыдущего рейтинга, ныне на третьем месте. Томск вошел в топ-25 мировых инновационных центров, благодаря чему Томская область получила четвертое место в весеннем рейтинге регионов. На пятом месте Калужская область с ее растущим фарма-кластером.


В целом экспертами отмечены осторожные настроения на рынке – в связи со сменой губернаторов в инновационно-активных регионах и неясностью государственной политики в области модернизации.

(По материалам СМИ)

Лично я не особо верю в то, что подобные рейтинги могут существенно меняться от месяца к месяцу или даже от квартала к кварталу. Для регионов существуют свои независимые долгосрочные тренды развития собственных инновационных кластеров, опирающихся на сильные стороны каждого региона. И понятно, что в разных регионах в разное время появляются различные «истории успеха», презентуемые прессе и инвесторам.

В целом рейтинги полезны – как показатель того, что эти истории отслеживаются. Не удивительно, что мы вновь видим в списке три сибирских региона. Там растет мощный инновационный кластер – в чем-то очень напоминающий то, что мы видим на всем тихоокеанском побережье США от Сан-Диего до Сиэтла, где культура инноваций, сотрудничества и состязательности пронизывает отношения между городами и вузами.

Мне кажется, сибирская закалка отличается от московской, питерской или, скажем, уральской. Люди там мыслят независимо, любят до всего доискиваться и созидать. И руководители этих краев и областей берут на себя задачи продвижения идеи инновационных кластеров, делегируемые им населением и диктуемые конкурентными преимуществами региона. Так что процесс этот необратим.

Можно ли отметить некоторое замедление темпов за последние полгода? Конечно да. Когда в политике неопределенность и бюджеты придерживаются «до выяснения», бюджетным организациям, в том числе и вузам, нелегко. Люди тревожатся за свое будущее, денежных потоков меньше, меньше и тех самых историй успеха и новых громких инициатив.

Означает ли это, что регионы откладывают разработку своих инновационных стратегий? Конечно нет. Все это продолжится – у регионов просто нет другого пути. Как нет другого пути и у страны в целом. Оставаясь сырьевой державой, Россия не в состоянии конкурировать с США или любой другой постиндустриальной страной в XXI веке. И если географические, культурные и иные конкурентные преимущества выводят в лидеры страны Сибирь – что ж, не думаю, что за короткий срок что-то в этом изменится.

Прогресс продолжится и в Новосибирске, и в Красноярске, и в Томске. И продолжится он на конкурентной основе безотносительно того, какие инициативы или поддержка идут из Москвы. Как, например, в Калифорнии: от Сан-Диего до Сан-Франциско конкуренция между предприимчивой молодежью заставляет всех работать больше и быть креативнее.

Москва реорганизующаяся

Подозреваю, у некоторых возникли вопросы, действительно ли так важна в продвижении инноваций «реорганизация промышленного сектора», отмеченная авторами рейтинга как объяснение второго места Москвы. В принципе, там есть и поярче явления, способствующие инновациям, например, Digital October.

И все же реорганизация, на мой взгляд, приведена не зря. Не одна и не две компании выводятся за пределы центра столицы. Я сам несколько лет назад был инвестором в одну из таких индустриальных компаний Москвы: мы перенесли производство из центра, получив большие преимущества. Такие процессы высвобождают место для других программ, более заточенных на создание дополнительных проектов, – в частности, для того же Digital October.

Digital October – прекрасный пример, но в Москве есть и другие места, где на базе бывших предприятий создаются независимые креативные центры. К примеру, центр современного искусства «Винзавод». Атмосферой он сильно отличается от Digital October, но он также развивается.

А как насчет ЗИЛа? Автомобили там больше, по-моему, уже не выпускаются. И как же завод будет использовать свои площади? Некоторые дальновидные люди, например, Алексей Комиссаров, обдумывают стратегии создания в Москве новых конкурирующих друг с другом центров наподобие малых инновационных кластеров. В городе десятки промышленных предприятий, освободивших центр и переехавших в более выгодные места, а в центре теперь можно организовывать новые «точки креативности», такие как бизнес-инкубаторы, центры дизайна, пр. Мне кажется, когда реорганизация завершится, результат будет очень позитивным для Москвы. Город всегда был и всегда останется магнитом, к которому притягиваются самые яркие люди страны. Так что перемещение индустриальных активов – часть энергично прорабатываемой инновационной стратегии московского правительства.

Пока туманно. Но ждем прояснения

Сегодня, спустя всего несколько месяцев после президентских выборов, политика правительства в области модернизации действительно может еще быть неясной, авторы рейтинга правы. Я думаю, что в течение года сменятся некоторые персоналии и некоторые подходы. Мое личное мнение: эти перемены неизбежно, пусть сначала и неявно, ускорят путь к инновациям.

Российское общество не может быть сырьевым бесконечно. Как специалист в макроэкономике считаю, что общий десятилетний сырьевой цикл завершается и в целом высокие цены на сырье, вероятнее всего, снизятся.

В последние четверть века цены на сырьевые ресурсы толкал вверх, прежде всего, Китай. Но поддерживать свои зашкаливающие 8 – 12 процентов роста страна уже не может и в ближайшие 20 лет снизит потребление сырья. Евросоюз в стагнации, годовой рост в один-два процента – это предел. Экономика США потенциально способна показать рост до трех-четырех процентов, но все упирается в ноябрьскую выборную развязку. В целом же прогноз таков: в ближайшие два десятилетия сырьевые страны пострадают.

По моему мнению, у России нет иного выбора, как только диверсифицироваться и обновляться, причем как можно скорее. В течение двух лет нужно подвигнуть средние и крупные российские компании больше инвестировать в самих себя. Это обязательно создаст гораздо более обширный рынок инноваций внутри страны. Если российские компании будут активнее покупать российские же технологии и докажут всему миру, что эти технологии эффективны и прибыльны, иностранцы тоже не сочтут за большой риск приобретать их.

А еще необходимо реструктурировать налоговую систему, чтобы инвесторы уровня бизнес-ангелов могли не боясь входить в проекты ранних стадий и выводить изобретения из лабораторий на рынок.

Комментариев нет:

Отправить комментарий